Построение Метафор / цвет

  • Работы
  • Инфо
  • Медиа

В серии 140 работ. Размером 80x60, 40x30 cm.

Серия состоит из 140 работ. Каждая работа представляет из себя пару (диптих). Два совершенно разных плана. Технически: картинки достаточно близкие по пластическому языку, это сделано сознательно (большая глубина резкости достигается особенностью матрицы в моей камере). Поэтому в картинке планы сшиваются и рождается ощущение родства. На картинках, заключённых в пару, изображены на первый взгляд некие схожие по форме элементы.

Я снимаю каждый сюжет как однозначно воспринимаемый элемент - архетип. В наше время подсознание среднего зрителя развито, и он мыслит этими архетипами. Я беру предметы из реальной среды как актёров, но посредством фотографии переношу их в ранг героев. На этом уровне я понимаю, что фотография, как и кино, обладает драматургией и режиссурой. В своих визуальных постановках, я организую новый тип конфликта с помощью стыка героев.

В работе я пользуюсь теорией монтажа Кулешова: стыкую 2 разных плана. Он выдвинул гипотезу о том, что сопоставление соседних кадров в монтажной последовательности способно не только создать суммарное содержание, но даже поменять понимание содержания первого кадра в зависимости от содержания второго. В порядке эксперимента он смонтировал крупный план актера И. Мозжухина с индифферентным выражением на лице отдельно с тремя разными кадрами. В этих кадрах были запечатлены тарелка с горячим парящим супом, девушка в гробу и весело играющий с игрушкой ребенок. В результате просмотра все зрители сказали, что видели на экране три разных кадра с лицом И. Мозжухина. В первом оно выражало желание поесть у голодного человека. Во втором – уныние от потери близкого человека. И в третьем – восторг от наблюдения за игрой ребенка.

Я же не открываю заново Эффект Кулешова, а его использую как известный механизм, как опору, но принцип столкновения между картинками я пытаюсь организовать свой. В паре я организую стык объектов, внешне очень похожих, но не связанных друг с другом ранее. Это мой драматургический и режиссерский механизм, который я организую. Конфликт получаемый на стыке решается в голове у зрителя рождая третий план. План, в котором свойства и качества одного объекта, изображенного на верхней картинке, перенесены на другой предмет, изображенный на нижней картинке, и взаимодействуют с ним, рождая новый синтетический образ – метафору. Этот новый тип восприятия.

На примере с картинкой, где актёр – разбитое стекло: герои – связанные формы, белые ниточки . На верхней картинке как герой – форма паутинки . Глядя на верхнюю паутинку мы представляем, какой паук её мог свить; переходя на нижнюю картинку, взгляд сталкивается с схожей визуально формой ( с формой, похожей на паутинку); зритель автоматически, начинает решать вопрос: « А какой паук свил эту паутинку? «Летающий каменный паук».

В моих работах объекты, которые напрочь утратили смысл в обычной жизни, вдруг (при помощи языка фотографии) несут новые смыслы и рождают новые миры, условия свободы которых позволяют в них жить духу, жаждущему новых психоделических приключений.

В данной работе я не использую средства компьютерного монтажа, что задаёт ценность качества присутствия. Тема сделана в формате ч/б, потому что мне важна только форма объекта, цвет – это информация, которую я сознательно исключил. Потому что она размывает тему. Всё основано на форме, положении и масштабе предметов.

Серия заканчивается картинкой, где операторским образом я так выстроил план, скомпоновав по середине кадра полоску сугроба снега так, словно организовав стык 2 кадров, как в предыдущих работах. На самом деле это не тронутый кусок реальности, сама реальность создала этот стык и по своему смыслу и содержанию ничем не уступает стыкам, сделанным в серии. Это сделано для того, что бы у зрителя в голове возник вопрос: «То, что он до этого просмотрел, не было ли тоже состыковано самой природой реальности?».

Этот вопрос по моей задумке должен остаться открытым.